4 июля 1054 года китайский летописец Мин Туань-линь записал: «В первый год периода Чи-хо, в пятую Луну, в день Чи-чу появилась звезда-гостья к юго-востоку от звезды Тиен-Куан и исчезла более чем через год».

Собрат же Мин Туань-линя записал в тоже время: «Она была видна днем, как Венера, лучи света исходили из нее во все стороны, и цвет ее был красновато-белый. Так была видна она 23 дня».

Долгое время считалось, что речь в тех летописях шла о новых звездах. Но вот почти через тысячу лет после смерти Мин Туан-линя астрономы изучили подробно необычайную туманность, видимую в телескоп к юго-востоку от китайской звезды Тиен-Куан (Дзета Тельца), а туманность за ее своеобразную форму наблюдатели прозвали крабовидной. Как краб туманных очертаний, мерцает свет этого слабого пятнышка, и в его центре на фотографиях видны две звездочки шестнадцатой звездной величины, то-есть в 10 тысяч раз более слабые, чем звезды, едва видимые невооруженным глазом в темную, безлунную ночь.

Крабовидная туманность - остатки вспышки сверхновой звезды

Крабовидная туманность — остатки вспышки сверхновой звезды

От всех других туманных пятен, десятками тысяч видимых на небе, крабовидную туманность отличают две особенности.

  • Во-первых, сравнение фотографий ее, cделанных с промежутком времени в 30 лет, позволило ещё в 1942 году подтвердить обнаруженный ранее факт: туманность заметно расширяется во все стороны от своего центра, занятого двумя звездочками.
  • Во-вторых, вид спектральных линий показывает, что туманность расширяется со скоростью 1300 км/сек, то-есть раз в сто большей, чем у других газовых туманностей, также обнаруживающих расширение.

Сопоставляя видимую угловую скорость расширения туманности с его линейной скоростью, определенной по спектру, мы узнаем расстояние до туманности (4100 световых лет), а отсюда и светимость двух звездочек в ее центре (она та же, что у Солнца). Туманность огромна, свет от одного ее края до другого идет шесть лет. Для сравнения: диаметр орбиты Плутона в солнечной системе он пересекает за одиннадцать часов.

Зная скорость видимого углового расширения туманности, можно подсчитать, когда же все ее вещество было сосредоточено в одном месте — там, в центре, где видны две звездочки. И что же оказывается? Это было около восьмисот лет назад, то-есть примерно в то время, когда китайские летописцы видели вблизи этого же места свою «звезду-гостью».

Может ли это быть простым совпадением? Может ли быть, чтобы такая исключительная туманность случайно возникла в то время и в том месте, где сияла исключительная новая звезда?

Не оставила ли вместо себя после вспышки эта звезда крабовидную туманность и одну из слабых звездочек, видимых сейчас в ее центре? Но для создания такой колоссальной туманности, массу которой оценивают в 15 солнечных масс, должна была произойти катастрофа, по своей грандиозности далеко превышающая те, которые бывают у обычных новых звезд. Именно по этой причине для подобных взрывающихся звезд в отличие от новых, было дано новое название: сверхновые звезды.



Взрыв сверхновой звезды

Взрыв сверхновой звезды

Сейчас установлено, что в среднем, 1 раз за 300—400 лет в каждой из галактик, вспыхивают звезды, названные сверхновыми. И каждый такой звездный взрыв — событие во истину космического масштаба.

Внезапно появившаяся в какой-нибудь звездной системе сверхновая звезда в своем наибольшем блеске светит так же, как все остальные звезды этой системы, вместе взятые, а иногда даже и затмевает их своим блеском. Иначе говоря, в течение нескольких дней сверхновая звезда светит так же, как сто миллионов солнц. Сто миллионов солнц, как бы слитые в одной звезде, в одном солнце! Вот какие бывают сверхновые, или, если хотите, сверхзвезды, сверхсолнца!

Сверхновые звезды ярче обычных новых звезд примерно настолько же, насколько обычные новые бывают ярче звезд, наиболее часто встречающихся во вселенной. Как все это ни невероятно, но это — наблюдаемый факт, а с фактами, как известно, не спорят.

Спектр сверхновых звезд в наибольшем блеске не содержит заметных линий — ни темных, ни ярких. Последние появляются потом, они необычайной ширины, свидетельствующей о выбросе газов со скоростью около 6000 км/сек, но какие это газы, пока не совсем ясно.

К сожалению, мы ничего не можем сказать ни о том, почему появляются сверхновые, ни о том, что представляли собой эти звезды до взрыва. С момента более-менее постоянного наблюдения неба и появления мощной астрономической аппаратуры, мы ещё не разу не становились свидетелями взрыва сверхновой звезды. Всё что у нас есть — исследования остатков «нашей» сверхновой, взорвавшейся в 1054 году.

Как вы помните — в центре крабовидной туманности находятся две небольшие звезды. Так вот, обе из них давно просканированы спектрографом и мы хорошо знаем о том, из чего они состоят.

У одной из них спектр очень напоминает наше Солнце, но, вероятно, она гораздо ближе к нам, чем туманность, и лишь случайно на нее проецируется из-за погрешностей приборов и чудовищного расстояния.

Сверхновая звезда после взрыва - все что осталось от былого величия, это маленькая звездочка в центре и громадная корона сброшенной газопылевой оболочки звезды

Сверхновая звезда после взрыва — все что осталось от былого величия, это маленькая звездочка в центре и громадная корона сброшенной газопылевой оболочки звезды

А вот другая звезда гораздо интереснее — в её спектре никаких линий не заметно, но распределение энергии в нем указывает на очень высокую температуру. По яркости туманности в сравнении со звездочкой можно оценить температуру звезды. Так вот, согласно Б. Воронцову-Вельяминову, температура этой «крошки» составляет не менее 140 тысяч градусов, то есть это самая горячая из всех известных звезд. Вероятно, она-то и является тем, что осталось от недолговечной сверхзвезды.

В наибольшем блеске та сверхновая звезда должна была быть сверхзвездой — не только сверх-яркой, но и сверх-громадной. Она должна быть в тысячи раз больше Солнца по диаметру, размером почти во всю нашу солнечную систему. После вспышки же, судя по ядру крабовидной туманности, она стала в 50 раз меньше Солнца, то-есть лишь вдвое больше Земли, и ее средняя плотность составляет около 300 000 грамм на квадратный сантиметр.

Иными словами, наперсток с веществом этой звезды будет весить 300 килограммов и потребует для перевозки грузовик!

В общем и целом, на этом современные познания о природе сверхновых звезд заканчиваются. Единственное, о чем стоит упомянуть, так это о том, что крабовидная туманность особенно сильно излучает красные лучи, обязанные некоторым линиям спектра азота. Это заставило поискать подтверждения тому, что яркая новая звезда, наблюдавшаяся Кеплером в 1604 году в созвездии Змееносца, тоже была сверхновой.

Дополнительным доказательством этому является и то, что когда участок неба указанный Кеплером был сфотографированы на пластинках, чувствительных к красным лучам, и на снимке обнаружилась невидимая ранее слабая туманность. Спектр ее оказался похожим на спектр крабовидной туманности, и центр ее совпал с местом вспышки новой звезды Кеплера. Но и там нет звезд ярче 18-ой звездной величины.

По всей видимости, звезда Кеплера, а также «новая звезда, бывшая ярче Венеры» и наблюдавшаяся даже днем Тихо Браге в 1572 году в созвездии Кассиопеи, были тоже сверхновыми звездами, вспыхнувшими в нашей Галактике.


Список источников литературы