Опубликовано: 30/06/2020
(Обновлено: 30/06/2020)

Жизнь в космических станциях чем-то сродни жизни на станциях полярников, что еще раз подтверждает давнюю устремленность человека проникать в пространства природы, казалось бы, совершенно непригодные для обитания. Но, конечно, разницы гораздо больше, чем сходства: невесомость, убивающий все живое холод и вакуум за стенкой космического дома. Но прежде всего – невесомость.

Новорожденный младенец, пребывавший в утробе матери как бы в состоянии имитированной невесомости, с первых дней и до нескольких лет привыкает, адаптируется к силе земного тяготения: учится ориентироваться в пространстве, ходить. Ну, а если с самого начала человек так и останется в мире без силы тяжести?

на что похожа невесомость на мкс

Говорят, что невесомость не столько похожа на полет, сколько на постоянное падение. Наверное не так-то легко работать или спать, если ты… падаешь

Это вполне реальная перспектива для дальних и долгих космических путешествий будущего. Специалисты утверждают, что в принципе такой в полном смысле слова «человек космический» останется похожим на обыкновенного человека, он будет только более худощав и длинен наподобие персонажей в картинах исландского художника XVI-XVII веков Эль Греко. Но невесомость вызывает множество новых изменений в физиологии и навыках человека, появившегося в результате трех миллиардов лет эволюции жизни в условиях земной гравитации.

После нескольких часов эйфории, безмятежного и радостного чувства легкости, невесомость дает о себе знать и неприятными ощущениями. Приливает к голове кровь, появляется ощущение, будто летишь вверх ногами. Делясь впечатлениями о невесомости, космонавты часто употребляют слово «наваливается». Казалось бы, несовместимые понятия – отсутствие тяжести и… «наваливается». Но это так.

Труднее всего даются первые сутки. Теряется аппетит, нарушается координация движений, лицо опухает так, что трудно узнать себя в зеркале. Потом организм привыкает. Привычка эта, впрочем, коварнейшая вещь. Сразу после 18-суточного полета на «Союзе-9» в 1970 году Андриян Николаев и Виталий Севастьянов не могли передвигаться самостоятельно.

Космонавтам казалось даже, что они чувствовали вес внутренних органов своего тела. Полгода потребовалось им, чтобы окончательно избавиться от перестроек в организме, вызванных пребыванием в невесомости.

Вот почему на орбитальных станциях, где жизнь и работа космонавтов длятся несколько месяцев, в программу полета входят обязательные ежедневные многочасовые физические упражнения с использованием специального снаряжения: велоэргометр, беговая дорожка, нагрузочные костюмы для активизации мышц, вакуумные костюмы для стимулирования давления крови в нижней половине тела. Эти упражнения, призванные снизить отрицательное воздействие невесомости на организм, дают свой главный результат по возвращении на Землю: за несколько дней космонавты в основном заново адаптируются к земной обстановке.

капля воды в невесомости

Так ведет себя капля воды в невесомости



Но в полете невесомость, как говорится, требует своего, она заставляет человека менять привычки и рефлексы, волевым усилием приспосабливать свое тело и движения для выполнения как будто бы простейших операций, нужных в повседневном быту.

Навертывая гайку, рискуешь оставить её неподвижной, а сам будешь крутиться вокруг, если предварительно не найдешь точку опоры. Горделивое восклицание Архимеда: «Дайте мне точку опоры, и я переверну весь мир», знакомое со школьной скамьи, становится здесь жизненным правилам.

На первых порах постоянно задеваешь за углы, роняешь мелкие предметы «вверх». Особой сноровки требует приемка крупногабаритных контейнеров с транспортных космических кораблей. С ними легко управляется один человек: они лишены тяжести, но массой и инерцией обладают, и надо уметь правильно задать им движение в пространстве станции.

Почти на всех изделиях, которыми пользуются космонавты, можно было бы проставить клеймо: «Сделано для невесомости». Электробритва имеет специальный сборник волос, чтобы они не разносились по воздуху. Шариковые ручки снабжены баллончиками со сжатым газом для выдавливания пасты. Молоток при ударе не отскакивает: внутри он полый, а в полость насыпаны металлические шарики, принимающие на себя реакцию отдачи.

Мимоходом заметим, что такой молоток пригодился бы и в земном хозяйстве во избежание травм. Этот маленький пример свидетельствует о большом: некоторые новинки космической техники постепенно внедряются в хозяйственную жизнь людей на планете – от панелей солнечных батарей до аппаратуры дистанционного медицинского обследования.

Умываются космонавты с помощью гигиенических салфеток – слишком своенравна в невесомости вода: то соберется в каплю величиной с кулак, то растечется ровным слоем по встреченному на пути предмету. Но раз в месяц – баня. Полиэтиленовый мешок плотно застегивается «молнией». Сверху – вернее сказать, со стороны головы – поступает вода и подается теплый воздух.

Вода, увлекаемая воздушным потоком, омывает тело космонавта, а затем попадает в водосборники. При мытье пользуются губкой и мылом. Чтобы мыло и вода не попадали в глаза, надевают очки, а дышат через шланг. Похоже на аквалангиста под водой. Так, в заурядной бытовой детали, жизнь в космическом сооружении уподобляется уже не полярной станции, а работе подводников.

Как люди спят в космическом доме? Там нет кроватей, они не нужны. Спят в спальном мешке, привязывая себя ремнями. Некоторые предпочитают укладываться на потолке – там просторнее.

Космонавт Виталий Севастьянов заметил, что, если руки во время сна свободны, они самопроизвольно сцепляются в круг перед лицом и начинают «плавать». Так что для спокойного сна лучше спеленать себя наподобие младенца. Опять невольно у нас возникло сравнение с новорожденным, который, как мы говорили, больше привык к «невесомости», чем к тяготению земного мира.

Сон в условиях невесомости

Сон в условиях невесомости – довольно непростая штука

И надо еще, если ты, конечно, не в индивидуальной каюте, не забыть предварительно зашторить иллюминаторы, чтобы не сбивали с толку восходы и закаты, наступающие каждые 90 минут орбитального витка станции.

Но и сон в космосе – дело непростое. Попробуйте спать в состоянии непрерывного падения! А ведь именно к этому и сводится эффект невесомости. Спутник, корабль или станция, достигнув первой космической скорости, потому-то и движется виток за витком по околоземной орбите, что как бы непрерывно падает на Землю, но кривая «падения» совпадает с кривизной земного шара, и фактического падения не происходит.

Первое время у некоторых сон в космосе без снотворного не налаживался. Потом все приходит и норму. И, как правило, космонавтам снится Земля, её запахи, её дожди. Психологически это вполне понятно: жизнь вне Земли обостряет чувство всего земного. О далеко идущих последствиях этого обстоятельства уже не в снах, а наяву, о космосе, вызывающем в сознании «ностальгию» по Земле, особо бережное чувство к ней, мы будем говорить в других главах.

Но вот – пробуждение. Сразу из спального мешка – к подогревателю пищи. Пока совершается туалет, завтрак готов: мясные консервы, творог в тубах, хлебцы – каждый «на один укус», чтобы не было крошек, которые тут же разлетелись бы по помещению; наконец, чай или растворимый кофе.


Оригинал: cosmonautics.ru


Список источников литературы